Алекcандр Богомаз, депутат Госдумы и член центрального штаба ОНФ, поделился с изданием «Наш Брянск.Ru» новостями с Волгоградского съезда депутатов-аграрников.

— Александр Васильевич, насколько известно, Вы были не простым участником съезда?

— Да, я работал в оргкомитете, модерировал одну из шести дискуссионных площадок Форума. На первых трех шли дискуссии на темы здравоохранения и образования на селе и о сельских дорогах. Остальные были посвящены, собственно, развитию агропрома. Я работал на четвертой площадке, где присутствовало более 300 человек. На съезде председательствовал Дмитрий Медведев. До начала работы те, кто готовил съезд, общались с ним в течение часа. Были Неверов, Грызлов, Панков, Бочаров, депутаты-ведущие. Докладывали премьеру злободневные вопросы. Я рассказал и о наших, брянских проблемах.bogomaz

— В дальнейшем они обсуждались на съезде? Что было, на Ваш взгляд, саамам важным из всего, что прозвучало на дискуссионных площадках?

— Обсуждались очень конкретные вещи. Например, программа «Земский доктор» по сельским медработникам. Возраст врачей, которые могут получить миллион рублей, если отправятся работать на село, сейчас ограничен 35 годами. Аграрии предложили увеличить этот возраст до 45 лет.

Вызывает вопросы программа «Школьный автобус». Семилетних везут в школу, а шестилеток уже нет. По нормативам для них нужны детские кресла, которыми школьные автобусы не оборудованы. Надо либо пересматривать нормативы, либо часть мест в автобусах оборудовать детскими креслами. Неплохо бы распространить программу и на доставку ребят в детские сады.

Нормативы надо корректировать. Вот, например, программа «Сельские дороги» для множества российских сел, к которым даже подъезда нет. Программа работает, если село находится на расстоянии не менее пяти километров, и там проживает не менее 125 человек. А если шесть километров? А если сто человек? Не будем вести туда дороги? При нынешних технологиях сельхозпроизводства все идет к тому, что один человек заменит 50. И что, он должен жить в бездорожье? А как продукцию оттуда вывозить?

— Какие вопросы вызвали наиболее горячее обсуждение?

— Реализация сельхозпродуктов через торговые сети. То, что их хозяева завозят из-за рубежа, у нас качественнее и дешевле, лишено того количества ГМО, пестицидов, фунгицидов и гербицидов. Наш скот так не пичкают разными добавками, как «за бугром». Надо этим пользоваться, продвигать наш товар на экспорт. Накормить страну, произвести продукт — эта проблема у нас уже решена. Теперь надо научиться продавать. Пришла пора не отступать, а наступать.

Среди мер поддержки отечественных аграриев активно обсуждалось возмещение процентных ставок по кредитам, субсидирование покупки отечественной сельхозтехники, погектраная субсидия. Шла речь и о спасении молочного скотоводства — эта единственная аграрная отрасль, в которой на фоне общего роста наблюдается устойчивое падение. «Молочке» нужны новые технологии, а сегодня доярка еще носит корм «на пузе» и доит в бачок.bogomaz2

— Какое развитие получила тема кредитов: ведь без них не может обойтись ни одно КФК, ТНВ и ООО в аграрном секторе?

— Говорили о том, что сельхозпроизводители нуждаются в более длинных кредитах: не на 8 лет, а на 15 — плюс гашение процентов государством сразу, а не через полгода, как сейчас. Сначала руководитель хозяйства берет кредит, полгода платит 13%, и только через шесть месяцев государство возмещает ему 8%. И то еще, как посмотрит местный чиновник: могут и не дать. На съезде звучало много примеров того, как чиновники нарушают федеральные законы, подталкивают хозяйства к банкротству, разорению. Эти вопросы требуют немедленного решения. И премьер, и министры, которые эти решения принимают, информацию услышали напрямую.

— Было ли что-то необычное, отличающее этот съезд от подобных мероприятий?

— Не совсем обычно, что депутаты сельских поселений, райсоветов, председатели ТНВ, СПК, ООО в дискуссиях делали акцент не на «дайте денег», а на эффективности их вложения и использования. И главное, чтобы от глобальных финансовых вливаний росла зарплата реального человека на селе.

— Александр Васильевич, удалось ли вам пообщаться с земляком, Андреем Бочаровым?

— Да, мы жили с Андреем Ивановичем в одной гостинице. Он был заявлен на съезд как член исполкома ОНФ, а не как губернатор. Настроен оптимистично, хотя регион непростой, с большой бюджетной закредитованностью, но в аграрном смысле весьма перспективный. Пахотной земли у них в десять раз больше, чем на Брянщине: 5,5 миллиона гектаров против наших 600 тысяч. По моим впечатлениям, люди Бочарова восприняли. Местные депутаты считают, что справедливости при нем будет больше. Человек, способный вызвать огонь на себя, принять решение и нести ответственность, добьется порядка в регионе.