yazko-moroz.jpg Бунты и беспорядки в брянских колониях, «репрессии со стороны руководства», «в знак протеста заключенные вскрывают вены и объявляют голодовки», «к заключенным применяются пытки» — сообщения такого рода появились в ряде электронных СМИ осенью минувшего года. Речь шла преимущественно о колониях в городах Стародуб (ИК № 5) и Клинцы (ИК № 6). Что происходит в брянской пенитенциарной системе сегодня, как ведут себя заключенные, есть ли сведения о новых нарушениях режима со стороны заключенных? На эти вопросы представителям СМИ ответили главный инспектор главной инспекции ФСИН России Александр Яцко и начальник УФСИН России по Брянской области Сергей Мороз.

Александр Яцко: Недовольна была отрицательно настроенная часть спецконтингента. Причем то, о чем они сообщали, было откровенным передергиванием и ложью

Комиссия под руководством Александра Яцко находилась в Брянске с 24 февраля по 5 марта, дабы «проверить ход ранее выявленных недостатков» в брянских колониях (их в области шесть, плюс два следственных изолятора и детская воспитательная колония). «После того как на должность начальника УФСИН по Брянской области был назначен Сергей Мороз (он вступил в должность в августе 2008 года, ранее он возглавлял Управление работы с кадрами и личным составом ГУФСИН России по Челябинской области — Ред.), в средствах массовой информации, в основном, в Интернете, стали появляться сообщения негативного характера о принимаемых им мерах по наведению дисциплины, режима в учреждениях. Недовольна была отрицательно настроенная часть спецконтингента. Причем то, о чем они сообщали, было откровенным передергиванием и ложью», — пояснил г-н Яцко.

yazko.jpg

Большинство заключенных хотят спокойно отбыть срок в нормальных условиях, чтобы их никто не трогал

Напомним, первые сообщения о бунте и беспорядках в нескольких брянских колониях тогда распространила организация «Союз заключенных». Ее источники утверждали, что волнения стали «следствием репрессий со стороны руководства», «в знак протеста заключенные вскрывают вены и объявляют голодовки. В зону был введен ОМОН, к заключенным применялись пытки…» и т. п. «Есть определенные правила поведения, режимные требования: заправлять кровати, соблюдать установленную форму одежды, передвигаться по территории колонии строем, соблюдать санитарные нормы в жилых помещениях… Однако законные требования администрации вызвали противодействие у ряда осужденных», — рассказал журналистам Александр Яцко. — Я захожу в камеру к заключенному — бытовые условия нормальные. Один мне тут же заявляет, мол, кормят плохо. Я у него спрашиваю: «Мясо, рыбу давали?». Он отвечает: «Я не хочу это есть, мне не нравится!». Но колония — это же не санаторий! Освободишься — будешь есть что угодно! Если они это говорят представителю федеральной службы, то как тогда разговаривают с сотрудниками учреждения? Причем большинство заключенных хотят спокойно отбыть срок в нормальных условиях, чтобы их никто не трогал!».

Сообщения, которые появились на некоторых сайтах, — дезинформация, распространяющаяся, видимо, с целью смещения нынешнего руководства брянского управления

«Мы пытаемся в местах лишения свободы создать людям нормальные условия, но определенному контингенту не нравится соблюдать режим. Им хотелось бы употреблять спиртное, наркотики, ущемлять права других осужденных, заниматься вымогательствами, противодействовать администрации, но мы не позволим этого делать», — заявил Сергей Мороз.

Десятидневная проверка инспекции УИС показала, что сообщения, которые появились на некоторых сайтах, — дезинформация, распространяющаяся, видимо, с целью смещения нынешнего руководства брянского управления. По мнению Яцко, такая реакция вызвана тем, что Сергей Мороз предпринимает решительные действия по наведению порядка в колониях. Принципиальность руководства Брянского УФСИН и спровоцировала недовольство «неформальных лидеров» среди заключенных. Александр Яцко подчеркнул, что именно с приходом Сергея Мороза положение дел в брянских колониях стало улучшаться достаточно быстрыми темпами, и ФСИН поддерживает его политику.

Фото Катерины Барановой.