plachet2.jpg Фельдшер с сообщением о смерти позвонил в Унечский отдел милиции из села Рассуха около девяти часов вечера 5 декабря. На место срочно выехала следственно-оперативная группа. Не потому, что присутствовал явный криминал — на первый взгляд, это вполне мог быть несчастный случай. Но дома, в присутствии матери, умерла двухлетняя девочка. И это стало основанием для особого внимания милиции и прокуратуры.

Мать умершего ребенка пояснила, что у малышки был приступ эпилепсии. Для окончательного установления причины смерти девочки была необходима судебно-медицинская экспертиза, и тело ребенка направили на вскрытие. В восемь утра судмедэксперт Вадим Медведев приступил к экспертизе, а в девять он уже звонил начальнику ОВД Юрию Гоготову: «Труп криминальный! Причина смерти — прямой удар в живот тупым предметом…». Только от этого, а не от какого-то массажа или падения в приступе эпилепсии, которыми пыталась оправдаться мать погибшего ребенка, можно получить такую травму. У девочки был разрыв кишечника. Его содержимое попало в брюшину и сразу вызвало тяжелое острое воспаление — перитонит, от которого она и умерла в мучениях. После полученного удара у нее оставалось лишь несколько дней с высокой температурой и страшными болями…

У девочки был разрыв кишечника. Его содержимое попало в брюшину и сразу вызвало тяжелое острое воспаление — перитонит, от которого она и умерла в мучениях

Почему мама не вызвала ребенку врача? Как девочка получила удар? Ответы на эти вопросы дадут сотрудники уголовного розыска и следователи прокуратуры. Когда благодаря экспертам выяснилась криминальная причина смерти девочки, в дом, где произошло преступление, вновь выехала следственно-оперативная группа, представитель прокуратуры, начальник отдела милиции.

Подозреваемую — мать умершей Ани — арестовали. Обвинение, по всей вероятности, будет предъявлено по части 4 статьи 111 Уголовного кодекса — «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». Арест произвели не сразу. «Дали похоронить дочку, арестовали на следующий день, — сказал начальник отдела Юрий Гоготов, — Мы тоже люди, понимаем… Не понимаем только, как вообще можно поднять руку на ребенка!».

Умершей Ане было почти два года, ее старшей сестре — 3.5 года, младшему братику — полгода. Подозреваемая в смерти дочки женщина снова носит в себе ребенка, четвертого

Многодетной маме всего 23 года, она местная уроженка, в прошлом судима, живет с сожителем, который ездит в Москву на заработки. Односельчане знаю ее как человека необщительного, скрытного. Отмечают, что она все время находилась дома, замечали, что выпивала, случалось, на детей покрикивала.

Семья попадала в поле зрения милиции — участковый не раз беседовал с женщиной. Совсем недавно сотрудники милиции заходили в дом, проверяли жилищно-бытовые условия. В целом нашли их удовлетворительными. Словом, ничто не предвещало страшной беды. Что будет дальше, как решит суд участь женщины, а главное, что будет с ее маленькими детьми — пока можно только предполагать. К слову, подозреваемая в смерти дочки женщина снова носит в себе ребенка, четвертого.