X
01 декабря, 10:30
18+

Возвращение в зону отселения: брянские чернобыльцы пытаются вернуть федеральную поддержку

26.04.2016, 08:05 2863

До 5 мая жители юго-западных районов Брянской области намерены обжаловать приговор Верховного суда, оставивший в силе постановление правительства, согласно которому 229 населенных пунктов были понижены в чернобыльском статусе. В преддверии 30-й годовщины аварии на ЧАЭС корреспондент NashBryansk.Ru встретился с возмущенными людьми и попытался разобраться, на чем они намерены строить апелляцию.

Постановление правительства № 1074 «Об утверждении перечня населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения вследствие аварии на Чернобыльской АЭС» вышло в октябре прошлого года. В итоге 70 тысяч человек лишились мер социальной поддержки. Так, пенсионный возраст у них вырос на пять лет (ранее у женщин он составлял 45 лет, у мужчин — 50), а компенсация за проживание и работу уменьшилась вдвое. Снизилась прибавка к пенсии, сократился срок дополнительно оплачиваемых отпусков. Оказался в постановлении правительства и Новозыбков — самый большой российский город, пострадавший от чернобыльской катастрофы. Его вывели из зоны отселения и отнесли к зоне проживания с правом на отселение. Жители юго-западных районов области считают, что документ принят необоснованно и в марте попытались доказать свою точку зрения в Верховном суде, но суд не принял их сторону.

Позиция Верховного суда совершенно не ясна

Бруно Гензе, председатель общественной организации инвалидов-ликвидаторов «Чернобыль» Новозыбковского района:

«Замеры у нас никто не производил, работ по реабилитации территорий здесь не было с 2000 года, а статус Новозыбкова все же понизили. Как высчитывали, что он избавился от радиации? Математическим путем? Это невозможно. Сегодня здесь одни показатели, а завтра ветер пригнал радионуклиды из зоны отселения, которая находится неподалеку, — и цифры стали другими. Но это почему-то никто не берет во внимание. К тому же с годами одни элементы превращаются в другие. Так, плутоний перерастает в америций, высокотоксичный элемент. А америций имеет хорошую подвижность в окружающей среде и поступает в организм через легкие. Он накапливается в скелете и печени. Позиция Верховного суда мне совершенно не ясна. Когда рассматривались чернобыльские вопросы, там на белое говорили черное. Думаю, решение было бы справедливым, если бы судей выбирали, а не назначали. Но мы будем бороться дальше».

В 80-х я работал водителем-экспедитором и объездил все атомные станции Советского Союза. Но такого бардака, как на Чернобыльской АЭС, я не видел. По правилам, если я заезжаю на атомную станцию, передо мной ворота открываются, а позади сразу же закрываются. Следует тщательный осмотр транспорта и документов. Подъезжаю к Припяти — первые ворота открыты, вторые открыты. Мою машину никто не проверяет, хотя она крытая и не видно, что я ввожу. Дозиметрист замеры не производит. Их взорвать — раз плюнуть. Что там произошло 26 апреля 1986 года — черт его знает. Или эксперимент, или диверсия. После катастрофы я в течение нескольких месяцев ездил в Припять, возил спецодежду для ликвидаторов и оборудование для атомной станции, вывозил людей.

Бруно Гензе

Есть претензии к методике изучения уровня радиации

Максим Шевцов, руководитель общественной приемной Союза «Чернобыль России» в юго-западных районах Брянской области:

«Перед новым годом я отправил в Верховный суд 28 килограммов бумаги. В них была изложена аргументированная позиция жителей Новозыбковского, Климовского, Злынковского, Гордеевского и Клинцовского районов о том, что российское правительство не имело достаточных оснований для понижения статуса населенных пунктов. Затем непосредственно в суде я лично требовал предъявить результаты исследований — где были проведены, кем, когда. Но МЧС, прокуратура и суд ответили отказом. Все другие ходатайства тоже почему-то зарезали.

Теперь готовим апелляцию. В первую очередь, у нас есть претензии к методике измерения радиации. Нам сказали, что в Новозыбкове отобрали 339 проб, минимальный показатель по ним составил 0,9 кюри на квадратный километр, максимальный — 57,2. В среднем у них почему-то вышло 10,5 (по закону зона отселения, к которой еще недавно относился Новозыбков, — это более 15 кюри). Про точку 57,2 на суде сказали, что это аномалия. Второй момент: основанием для принятия постановления является фактор облучения людей. Насколько я знаю, аппарат СИЧ (счетчик излучения человека) есть только в Новозыбкове, а в Злынковском, Гордеевском, Климовском и Красногорском районах его нет. Однако они тоже задеты постановлением. К тому же, многие люди последний раз проходили диспансеризацию лет пять — десять назад.

Вообще о подготовке постановления стало известно еще в 2014 году. С того времени мы стали писать письма в различные инстанции, говорили, что нельзя его утверждать, не проведя весь комплекс необходимых работ. В итоге в Совете Федерации родилась специальная рабочая группа, и она рекомендовала не торопиться с принятием постановления. Но прошлой осенью, когда многие находились в отпусках, документ был быстренько подписан. Даже мы удивились, хотя держали руку на пульсе. Уверен, это сделано ради экономии бюджета».

Постановление правительства основано на заключении научно-производственного объединения (НПО) «Тайфун», которое не проводило реальных измерений в этих населенных пунктах, а сделало выводы на основе теоретических расчетов. НПО «Тайфун» на суде демонстрировало свои оценки загрязнения городов и деревень. В 2014 году в Брянской области они взяли всего восемь проб. В некоторых деревнях с 1986 года взята лишь одна проба, а пересчет был сделан простым делением, поскольку активность цезия и стронция за 30 лет уменьшается примерно вдвое. При этом не учтено перемещение радионуклидов с паводками и ручьями, с дымом от лесных пожаров.

Рашид Алимов,
руководитель проекта энергетической программы
Гринпис России

В 2002 году сумели восстановить справедливость в суде

Валентина Буцукина, жительница села Чуровичи Климовского района:

«В 1997 году правительство Черномырдина вычеркнуло наше село из зоны проживания с правом на отселение и перевело в зону проживания с льготным экономическим статусом. Мы стали бороться за восстановление справедливости. Помогали депутаты Госдумы, была поддержка от тогдашнего брянского губернатора Юрия Лодкина. В итоге в 2002 году нам сделали дополнительные замеры уровня радиации, и выяснилось, что цифры выросли. Если в 1997 году показатели составляли 4,86 кюри на квадратный километр, то в 2002 году — 5,37. Состоялось заседание Верховного суда, и село Чуровичи вновь перевели в зону проживания с правом на отселение. Это была наша победа. Прожили сколько лет — и вот выходит новое постановление. Мы были ошарашены. При этом с 2002 года никто замеров радиации не проводил. Возмущение народа огромное. Мы пострадали, и с нас еще удерживают деньги. Если в стране нет денег, это не значит, что надо у чернобыльцев брать последнее. У меня правнучка ходит в садик, так она теряет сознание, потому что до сих пор радиация в селе не исчезла. Нас бросили на произвол судьбы».

Выслушав точку зрения жителей юго-западных территорий, корреспондент NashBryansk.Ru обратился в Роспотребнадзор и МЧС, чтобы узнать их позицию касательно этого документа. Там привели данные, подтверждающие обоснованность постановления правительства.

Картофель и овощи на юго-западных территориях соответствуют нормативам

Людмила Трапезникова, руководитель Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Брянской области:

«Мы проводим ежегодную оценку радиационной безопасности брянского населения. В прошлом году на юго-западных территориях выполнили 6 360 исследований продуктов питания. Превышение нормативов СанПиН обнаружили в 5,5% (в 1986 году превышение составляло 14%). В 2013 году зарегистрировали 111 населенных пунктов, в которых пищевая продукция местного производства не соответствовала гигиеническим нормативам, в 2015-м — 87. В наиболее загрязненных районах превышено содержание цезия-137 в молоке из личных подсобных хозяйств и дикорастущей пищевой продукции. Образцы картофеля и овощей, отобранные из личных подсобных хозяйств юго-западных территорий, соответствовали нормативам.

Важной составляющей радиационно-гигиенического мониторинга является наблюдение за дозами облучения людей. С 2011 по 2015 годы индивидуальный дозиметрический контроль прошли 3 478 человек, проживающих на территории 120 населенных пунктов Клинцовского, Новозыбковского, Гордеевского, Красногорского районов. Дозиметры выдавались рабочим, представителям сельского и лесного хозяйства, служащим, пенсионерам, учащимся, безработным. Самую высокую дозу — 1,01 миллизиверта в год — получил только один человек, житель села Заборье Красногорского района (безопасной дозой радиационного фона считается до трех миллизивертов в год — примечание редактора)».

7 апреля состоялся пресс-тур, в ходе которого сотрудники передвижной радиометрической лаборатории специализированной пожарно-спасательной части федеральной противопожарной службы по Брянской области замерили радиационный фон в селе Замишево Новозыбковского района, расположенном в пяти километрах от райцентра. По результатам исследований сотрудники МЧС сделали заключение: превышения естественного для данной местности фона не зафиксировано.

У представителей брянской власти отношение к постановлению правительства неоднозначное. Сражаясь за улучшение качества жизни населения загрязненных территорий, они весьма осторожно комментируют данный документ.

Удивлена, что в постановлении оказался Новозыбков

Екатерина Лахова, член Совета Федерации от Брянской области:

«Для меня удивительно, что в постановлении правительства оказался Новозыбков. Я категорически против этого. Понимаю, вывести деревни, в которых никто не живет, но Новозыбков! Читала в соцсетях, что Лахова и федеральный инспектор по Брянской области Калашников не могут помочь. Да, сложно помогать, когда есть и постановление, и судебное решение. Важно, чтобы жители юго-западных районов до конца пошли и подали апелляцию. Но я не согласна с тем, что постановление приняли ради экономии федерального бюджета. При всех трудностях в России все-таки максимально пытаемся поддерживать социальные программы».

Современные реалии диктуют свои условия

Сергей Чесалин, председатель комитета Брянской областной Думы по проблемам последствий чернобыльской катастрофы и экологии:

«В условиях сохраняющегося воздействия радиационных факторов важнейшей задачей является создание необходимого уровня защиты населения и возможностей для экономического развития загрязненных территорий. В этой связи члены комитета обеспокоены сложившейся обстановкой в юго-западных районах области. Оптимальные решения мы ищем с представителями Госдумы РФ, членами Совета Федерации, общественными организациями и местными жителями. Нужно учитывать, что современные реалии диктуют свои условия».

По словам Чесалина, главные цели социально-экономической реабилитации — формирование путей развития территорий, создание промышленно-производственных комплексов и условий для привлечения инвестиций. Это, в свою очередь, перспектива для совершенствования инфраструктуры, создания рабочих мест и, как следствие, улучшения благосостояния населения юго-западных районов.

Справка:

  1. Зона отчуждения (плотность загрязнения цезием-137 от 40 кюри на квадратный километр). Там с 1986 года и до сих пор запрещено жить и заниматься сельским хозяйством.
  2. Зона отселения (плотность загрязнения цезием-137 от 15 кюри на квадратный километр). Есть серьезная угроза жизни и здоровью людей, нежелательно заниматься сельским хозяйством.
  3. Зона проживания с правом на отселение (плотность загрязнения цезием-137 от 5 до 15 кюри на квадратный километр). Есть угроза здоровью людей. Люди, принявшие решение переехать, имеют право на возмещение вреда и меры социальной поддержки.
  4. Зона проживания с льготным экономическим статусом (плотность загрязнения цезием-137 от 1 до 4 кюри на квадратный километр). Уровень радиационного загрязнения незначительный, можно заниматься сельским хозяйством.
Расскажите друзьям →

Комментарии

Показать ещё