X
02 декабря, 02:26
18+
Фото NashBryansk.Ru

Владимир Носач: об уголовном деле и судьбе брянского троллейбуса

11.02.2016, 13:16 1502

Очередной громкий процесс взбудоражил Брянск в начале недели. В суд передали уголовное дело бывшего директора Брянского троллейбусного управления (БТУ) Владимира Носача. Экс-чиновника обвиняют в заключении незаконных сделок с юридическими компаниями на 49,8 миллиона рублей. О деталях этих финансовых операций, а также о нынешнем положении БТУ корреспонденту NashBryansk.Ru рассказал сам фигурант уголовного дела.

Резонансный процесс

Понедельник, 8 февраля. В местных новостях показали репортаж, посвященный моему делу. В сюжете звучит следующая информация: «Бюджет областного центра лишился 49 миллионов рублей из-за того, что такой-то такой-то подписал договоры с юридическими фирмами об оказании каких-то там услуг. Но это еще не все. Также там говорят о том, что, благодаря оперативным действиям, удалось предотвратить отчуждение еще четырех с половиной миллионов. Эти факты не соответствуют действительности. Реально областной центр сначала приобрел свыше 100 миллионов рублей незапланированных доходов. Если быть точным, 154 миллиона. Произошло это с помощью юридических фирм, которые выдвигали от БТУ иски к Минфину. Понятное дело, работали юристы не бесплатно. Стоимость их услуг колебалась от 18 до 37%. К сожалению или к счастью, — это условия договора, это правила игры, другого нет — нужно было заплатить за услуги 49 миллионов. Что же касается «спасенных» четырех с лишним миллионов, это деньги, не выплаченные адвокатам по практически выигранному процессу, который провалили после моего ухода. Это поражение лишило троллейбусное управление 25,5 миллиона рублей.

Адвокаты и суды: 14 побед и три поражения

Если в целом говорить о наших тяжбах, мы выиграли подряд 14 процессов и отсудили 154 миллиона. Потом у нас произошли кадровые перестановки. Все три процесса поле этих изменений БТУ проиграло. В чем была суть всех этих судов? Речь шла о льготниках. По существующему законодательству (часть 5 статьи 790 Гражданского кодекса РФ) обязанности по компенсации выпадающих доходов от перевозки льготных категорий пассажиров должен был оплачивать бюджет того уровня, который эти льготы установил: федеральный, региональный или муниципальный.

Так вот, когда вышел 122-й закон (22 августа 2004 года — примечание редактора) и началась монетизация льгот, все так и было. Федеральный бюджет заключал с нами договор напрямую, мы давали список. И они за каждого перевезенного пассажира платили. Вышли единые социальные проездные билеты. При реализации этих билетов составлялись списки-регистры, которые после проверки социальными органами являлись основанием для указанных компенсаций. Так было два — три года. Шли достаточно большие деньги из федерации. И на местном уровне быстро смекнули, что можно уменьшить свою долю в финансировании. В Брянске, правда, слишком сильных перекосов не было, говоря откровенно, но по многим регионам ситуация сложилась другая. И министр тогда на брифинге говорил, что вот многие, мол, балуются и что все это будут жестко пресекать. В конце концов, в 2007 — 2008 годах федеральную часть уменьшили, а затем и вовсе отменили. Деньги из федерального бюджета начали напрямую поступать на область, и только оттуда — в БТУ.

При этом какие-то фокусы недофинансирования все равно сохранились. В частности, мы последние годы получали только 26, 20, 24% от той суммы, на которую рассчитывали. Начали накапливаться убытки. Тогда появились умные, толковые юристы. В основном это москвичи, я предполагаю, люди, которые очень хорошо разбираются в тонкостях бюджетного финансирования, в законе, которые, можно сказать, сами писали его и могли найти определенные лазейки. Они ездили по городам, проводили встречи, предлагали помощь. Сам узнал о такой возможности на совещании в Новороссийске. Позже сотрудничество с этими юристами было согласовано с городскими властями.

Получив добро наверху, начали работать. Выиграли первый иск против Минфина — 90 миллионов рублей. Юристы получили с успешного процесса 27 миллионов. В бюджет БТУ пришли деньги. Мы купили тогда 14 троллейбусов, контактную машину — вот эта последняя, которая сейчас ездит, купили вышку. К Новому году даже удалось сделать всем сотрудникам премию большущую. Люди были довольны, администрация довольна. Все хвалили.

Это был 2008 год. Так мы начинали. Затем было одно поражение, научившее нас известной осторожности. Сотрудничали с теми же «Финансами и правом», подключили новую организацию «Перспектива». За 2009 год в 2012-м выиграли почти 60 миллионов. С перевозками же становилось все хуже и хуже. Мы, честно говоря, не верили даже. И когда юристы выиграли — первую инстанцию прошли, вторую, деньги на счет пришли, когда еще третья инстанция пройдена не была, — мы как дети радовались. В тот момент уже кризис ударил, раза в два уже увеличилась стоимость электроэнергии. Тогда и начала накапливаться задолженность — на тот момент уже было миллионов 70 кредиторки. Это не страшно, когда ты зарабатываешь регулярно, но не когда ты видишь, что у тебя все падает, пассажиров последних забирают и финансирование перекрывают. И тут мы выиграли. Потом были еще победы с помощью все тех же фирм. Последние два суда мы выиграли с «Перспективой»: суд первой инстанции — самый важный этап — прошли, апелляцию прошли… И в этот момент меня снимают с работы, приходит Василий Романов. Новый руководитель суды пускает на самотек. В итоге уже практически выигранные 25 миллионов троллейбусного управления просто уходят. БТУ проигрывает три суда подряд и ничего не получает. А мы во многом жили только на это, на этой подпитке. Начальник ищет виноватых, разгоняет заодно весь коллектив — 20 специалистов уволил. А дела все хуже, и хуже, и хуже. Потом, конечно, спохватились, но было уже поздно. Что мы имеем теперь? Арестованы все счета, фантастические задолженности. Когда меня сняли с работы, мне вменяли 100 миллионов кредиторки. Хорошо, но в эти 100 миллионов, накопившиеся за восемь лет, входят 60 троллейбусов, купленных на наши деньги, 30 микроавтобусов, включая четыре для социального такси, сюда входит замена контактной сети, современная с немецкими котлами и итальянским оборудованием котельная во втором депо, телеуправление по подстанциям и так далее. За полгода после моего увольнения к долгу добавилось еще 60 миллионов, это при том, что никаких весомых приобретений не было.

Брянское троллейбусное управление: а что дальше?

Последние новости о БТУ были о старых долгах, объединении депо и сокращении маршрутов… Это все не от хорошей жизни. В сложившихся условиях другого выхода уже нет. Я же в свое время предлагал как минимум два пути развития троллейбусного управления. Столько бумаг писал, столько графиков, столько аналитических записок! Убедить пытался всеми возможными способами, что рухнет троллейбус, если ничего не изменить. Можно было продумать соинвестирование, постепенное сжатие, сокращение каких-либо маршрутов, и даже продажу одного депо. Такая практика применялась в других городах для приобретения нового подвижного состава, увеличения зарплат и так далее.

Для того же, чтобы сохранить площадки и маршруты в целости, необходимо было организовать перевозки, что возложено законодательством, кстати, на власть. Качество жизни горожан от чего зависит, что нужно? Чтобы перевозки были регулярные, безопасные, экологически чистые и так далее. И мы бы все это сделали. Но произошло то, что произошло. Работать постоянно в режиме накопления долгов невозможно. Если пружина сжимается постоянно, она же однажды лопнет. Мы ежемесячно имели задолженность порядка четырех — пяти миллионов, а постоянно перекредитовываться нельзя, надо решать проблему.

Сейчас власти как-то договариваются, однако ситуация в корне не меняется. Вот продают сейчас второе депо. Ну, продадут. А что дальше? Дальше все равно идет ежемесячно плюс пять миллионов долга. Банкротство. Это значит, что Брянск потеряет развитую, построенную в тяжелейшие годы инфраструктуру. А на этом фоне расцветут частные перевозчики.

Маршрутки против троллейбусов

Сейчас вот прошел закон, позволяющий частным перевозчикам устанавливать любые тарифы. Когда не станет троллейбусов, владельцы маршрутных такси смогут диктовать свои условия. Тут волшебной палочки нет. Вот смотрите: троллейбус едет, наполняемость его в среднем десять человек, рассчитан же он на 100. Нам не надо 100 человек, но и десяти маловато. Хотя бы 20. Десять или 20 человек троллейбус перевозит — километраж и износ резины одинаковый, расход электроэнергии практически тот же самый, зарплата водителя такая же. Расходная часть не увеличится, если ты будешь везти 20 вместо десяти, а доходная часть вырастет вдвое. Мы получим даже плюс, который необходим нам на развитие. Предприятие сможет как-то жить. Поэтому единственный выход — это навести порядок на улице, на дорогах. А до этого еще очень далеко. Адекватной конкуренции с маршрутными такси не получается даже близко. Для них в 15−20 раз меньше налоги, чем для муниципального транспорта, да и со страховками такая же история: троллейбусное управление платит миллионы, а маршрутчики — сотни.

Нужен порядок. И наведен он должен быть волевым решением власти. Или власть берет на себя функцию организатора перевозок, как это положено по законодательству, или делегирует это какой-то фирме, создает какую-то структуру, чтобы не было такого, что идет троллейбус, вокруг него, как слепни, шесть маршруток, которые забирают всех пассажиров. А чтобы было так: вот подходит троллейбус, как поезда, как самолеты, как весь мир работает, а через какой-то промежуток — маршрутка, автобус, да что угодно… Пассажиру нужны услуги, ему нужны качество и безопасность. У нас у автовокзала маршрутка на маршрутке, а на окраинах люди не могут уехать. А транспортная доступность должна быть равная, как говорит наш президент. По времени распланировать все надо. Необходимо изучение пассажиропотока и расписание движения, согласованное между всеми видами перевозчиков. И чтобы был порядок, подчиняться ему должны все.

Эпилог

Если ничего сейчас не изменится, Брянское троллейбусное управление погибнет. Не будет его. Времени у БТУ уже нет, оно кончилось. Дело в том, что кредиторов, в частности, энергетиков, пока уговаривают. Другие кредиторы тоже видят, что все-таки это социальное дело — троллейбусы. Они же все живут в этом городе. Но однажды лопнет терпение у кредиторов. Там уже сейчас к банкротству готово все.

Дело Владимира Носача передали в суд 8 февраля. Когда состоится первое слушание, пока не известно. Экс-директор Брянского троллейбусного управления вменяется часть 1 статьи 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями).

Расскажите друзьям →

Комментарии

Показать ещё