X
04 октября, 22:03
18+

Лариса Константинова: «Исчезла в женщине тайна — все на виду…»

28.06.2007, 15:52

konstantinova.jpg Необыкновенное село Овстуг Брянской области известно всей стране. Это родовое поместье Федора Тютчева. Горожане сюда ездят за тем, чтобы отдохнуть, пройти по аллеям парка, шурша опавшей листвой, полюбоваться лебедями в пруду, прикоснуться к тайне прошлых поколений. Сегодня же нас встречают не сотрудники музея и парка, ревностные хранители всего, что связано с тютчевской поэзией. Мы в гостях в необыкновенном доме Ларисы Ивановны и Анатолия Викторовича. Эта супружеская пара, прожившая всю «допенсионную» жизнь в самых разных городах России, уйдя на отдых, купила полуразвалившийся сельский дом, и сделала из него практически хатку-музей в русском стиле

Бревенчатые стены, старинная утварь, вышитые крестиком рушники плюс к этому собрание синей посуды богемского стекла, коллекция сувенирных ежей со всего света. Книжная полка: Платон, Ницше, Шопенгауэр, отцы церкви… Лариса Ивановна, врач по образованию, жена военного по образу жизни, толстовец по мировоззрению вместе мужем превратили свой дом буквально в «место паломничества дружеской интеллигенции». Уже 16 лет погостить сюда стекаются люди из разных уголков страны — и все находят теплый прием.

— Лариса Ивановна, до переезда сюда вы как-то были связаны с Брянщиной? Почему ваш выбор пал на Овстуг?

— Вообще я родом из Подмосковья, но с Брянщиной у меня есть кровная связь: перед войной в Стародубе жила сестра моей матери, мы гостили у нее. Отца и мужа тети Ксени забрали на фронт сразу, а женщины нашей семьи, эвакуируясь, докатились аж до Ферганы. Много было всяких драматических ситуаций в жизни. И муж мой, Анатолий Викторович, родом из Стародуба. А сюда переехали потому, что поняли такую вещь: решать социальные проблемы жилья можно по-разному, не надеясь только на государство. Скажем, мы уехали, оставив в военном городке под Москвой хорошую квартиру, полученную по заслуге, и решили, что в молодости нужно жить в городе, а уйдя на пенсию — можно жить и в деревне.

— Не пожалели о своем решении?

— Ни разу: мне не хотелось оставаться в Подмосковье, друзья мечтали, чтобы мы купили дом в Подмосковье, но я считала, что это будет суетно. Это не решение вопроса. Когда мы сюда приехали, этот дом принадлежал районо, мы его купили, подняли, он был брошенный, полная развалюха. Мы сделали его в те трудные времена, когда каждый гвоздь не покупался, а доставался. У меня уже были внутренние варианты решений: отделать дом только деревом, «не пустить» ни линолеум, ни обои. Все сопротивлялись, считали, что это очень дорого. Приехал наш родственник из Украины, посмотрел на все это и сказал: «Сделаем!». И с удовольствием работал с деревом, да и все друзья наши приезжали и учились работать с деревом. Вот в результате и получился такой дом, который все уже и «цитируют». Однажды привезли ко мне даму, директрису ЦУМа, она гордилась, что у нее все в пластике, посмотрела, заахала и поняла, что пластик пластиком, а еще же и жить надо…

— А в каком году вы сюда приехали?

— В девяностом, непростые были годы: «суп из конверта», талоны на хлеб, много чего было… А мы еще и строились. Но помогали друзья, родственники, очень много труда вложил сын. И когда я у него спросила через несколько лет: «Когда ты был счастлив?» Он подумал и сказал: «Когда мы строились, я бы еще раз согласился». Вот это показатель того, что мужчина чувствует себя хозяином в доме. В квартире все не так: раз в год полочку перевесят со скандалом, раз в пять лет со скандалом обои переклеят. Мало кто из горожан представлял, что можно в деревне жить с городским комфортом: ванная, теплый туалет, но выходишь — и сразу сад.

Богородичная трава в собственном саду

Зная Ларису Ивановну, невозможно даже представить, что в ее саду будет расти только пресловутая картошка-морковка… Так и выходит. Разговор о саде-огороде постепенно переключается на совсем другие вещи, обрисовывающие круг интересов этой незаурядной семьи.

— Не так давно я разговаривала с владыкой, Феофилактом. Он приезжал в Овстуг по поводу недоделок в церкви. Я ему подарила маленький букетик иссопа, это богородичная трава. (Может, вы слышали такое выражение, слово: «Окропише меня иссопом, и очищусь я»). Владыка был тронут и спросил: «А где вы ее берете?». Я говорю: «выращиваю на своем огороде». «Вы здесь живете субботу-воскресенье?»

«Нет, мы пятнадцать лет уже здесь живем!». «Как?» — изумился владыка. «Да все уже поняли, что правильно… У нас уже и последователи есть».

— Правда, есть?

— Правда, даже в том доме, где мы жили, на Чкаловской, где начиналась вся космонавтика, есть люди, которые, отслужив, тоже купили себе дом на Украине и зажили деревенской жизнью.

Ницше до полтретьего или то, чего не станешь читать даже в тюрьме

Когда разговор зайдет о книгах, фильмах и передачах, Лариса Ивановна любому собеседнику сможет «поставить диагноз».

— Очень рекомендую вам слушать вечерние передачи по радио. Однажды я услышала психолога Данилина, он начал рассказывать характеристики людей по чакрам, причем пошел через Ницше, меня это так потрясло — я до полтретьего читала Ницше.

— А что бы никогда не стали читать?

—Я вам расскажу такой случай: мы отдыхали в Крыму. Когда ехали туда, знали, что не будет никаких книг и газет, привезли с собой только вышедшую книжку Андронникова о Лермонтове, и вторую — мемуары: Гоголь, Некрасов и Белинский. За неделю, пока не приехали наши друзья, мы с сыном это прочли. А дальше — хоть вой! Но когда девочка, отличница, привезла по приезде какую-то макулатуру, сын сказал: «Мам, это я даже в тюрьме не стал бы читать». Вот вам и диагностика: «Скажи мне, что ты читаешь, и я скажу, кто ты».

— Знаю, что вы любите театр, как живете без него?

— Когда я переезжала, мои друзья многие говорили: «Как же ты без театра будешь?». Нет, раза четыре-пять в год я бываю в Москве, в театр обязательно хожу. В последнее время стала больше слушать музыку. Концертный зал Чайковского — это мое любимое место, в консерваторию хожу. Я люблю театр и людей театра. У меня есть театральные друзья, например, режиссер и драматург Казанцев. Его жена, она художница, приехала в Овстуг, вся больная была, говорит: «Ой, мне так хорошо!». Я ее подняла на духовный подвиг: рассказала про Оптину пустынь — и она туда поехала. Священнику, исповедуясь призналась, что она художница. И он ей сказал: «Если бы вы приехали и помогли реставрировать ворота скита…». Она ответила: « Я приеду!». Собралась и приехала, две недели жила там, писала. Почему никто раньше не мог этого сделать? Потому что все идут мимо и все дают советы художнику — этого никто не мог бы выдержать. Но она решила ни на кого не оглядываться, писать — и получила большую личную и творческую удачу. Она воцерковилась, у нее сейчас такие вещи пишутся! И с Казанцевым наладились отношения, стали ездить вместе по всему миру. Вот что такое Оптина. Поезжайте туда. Первый раз можно с экскурсией, а потом лучше одному, на послушание.

— А что можете сказать в отношении религиозности деревни, кто ходит в местный храм?

— Считается, что деревня более воцерковленная. Но это тоже не совсем так: Ну, на панихиду придут, на крещение ребенка тоже придут, воды святой — ведрами наберут. Но поистине воцерковленные только старые люди. Если пришли муж с женой, понимаешь, что заболел ребенок, если пришел мужик — хочет бросить пить, ищет помощи. А что такое вера? Есть яркий пример: бабушка Галя, которая с костылем сейчас пронеслась, вы про нее читали, наверно, заметки: «Бабушка Галя упала с колокольни и осталась жива», ее даже из Останкино разыскивали после этого случая. Влезть на эту колокольню невозможно, там сделано по-русски. Она килограммов сорок весит в ботинках, всю жизнь мечтала звонить в колокол. Бабушку Галю наш батюшка назвал «птичка»… Так вот она и дала мне определение веры. Разговаривали о прошлой жизни, я у нее спрашиваю: «А как же гроза в поле, как тогда?». А она: «А что гроза? Я в канавку легла, бабы вокруг меня набились, говорят: «У тебя восемь детей, тебя Бог не обидит». Вот это — вера, ее реальное воплощение. Это дорогого стоит.

— А вам самим не надоели «паломники»?

— Горожанам все равно надо нишу какую-то протаптывать, уже все поняли, что в городе очень тяжело. Куда пойти? Где просто посидеть отдохнуть? Что показать, когда к вам приезжают гости? Да и народ стал понимать, что все эти особняки вдоль дорог дефектны по содержанию. Здесь же до Брянска недалеко, автобусы ходят часто.

О деревенском укладе, о мужиках и понятиях

Для нашей собеседницы часто обсуждаемый нынче вопрос о демографии — один из самых «переживаемых». Взгляд на современных людей — особый.

— Хочу сказать: «В деревне жить без мужчины не-льзя!» В городе еще можно, а в деревне хозяин должен быть. Когда мой муж куда-нибудь уезжает, я ставлю его большие комнатные тапки на виду, чтобы кто зашел, знал, что в доме есть хозяин. В деревне другая этика взаимоотношений. И основное здесь одно: с соседями нужно жить в мире. Да, из-за борозды передерутся, но если будет дождь, то этой соседке, которую все считают стервой, забегут все и сено уберут. Вот в этом наша Русь… И детенка всегда накормят любого. У деревенских жителей больше «понятий», у нас сейчас испортили это слово.

— А каков, на ваш взгляд, портрет современного мужчины?

— Что касается интеллектуалов, есть две категории. Мужчины, склонные к риску и предпринимательству, их 10-12%, как всех исключений в популяции. А вторая часть — те, которые не вписались в ценности сегодняшнего дня, может быть, они и чувствуют себя неудачниками, но, с другой стороны, они остались более верными себе, сохранили какие-то внутренние ценности.

— Да вот и статистика говорит: «Нет мужиков…».

— Нет мужиков, но в этом очень большая вина женщин. Подспудно я это чувствую, и меня это очень волнует, потому что никогда на Руси так не был унижен мужчина женщиной, это боком вышедшая феминизация, как хотите называйте. Это вообще потеря каких-то глубинных ценностей семьи, мужчины как Хозяина. И в этом виновата женщина, никакой не социум. В школе мальчики, как правило, ведь учатся хуже, чем девочки. На него орут, кричат, унижают… И молодого мужа унижают и теща, и жена, потому что «у Петьки уже машина, а у тебя ничего…». И складывается такая ситуация, где для материального благополучия ты должен душу продать. Вот и получается та самая статистика мужской смертности. «И за все противоречия между совестью и поступком заплатим инсультом и инфарктом». Это Пастернак сказал, а не кто-то из медиков…

— А женщины, какими вы видите современное поколение?

— Молодые, к сожалению, главной ценностью видят сексуальную привлекательность. Буквально из кожи вон, «из одежды вон». Хотя потеря стыда — это интеллектуальная проблема. Я недавно была в Греции и заметила, что проблема бесплодия — очень частое явление. На улице зачастую можно встретить коляску с близнецами: мальчиком и девочкой. Это следствие экстракорпорального оплодотворения. Мы неминуемо выйдем на эти проблемы. В женское сознание визуальными средствами искусства, чаще всего кино, внедрили несвойственные даже русскому климату стандарты красоты: голые поясницы и пупки, все эти обтягивающие штаны. Перспектив у поколения, стремящегося к такой красоте, не будет. Вот когда мне нужно остановить этих девочек, которые худеют на 20 килограммов сразу, я им говорю: первое, что ты почувствуешь, — будут уменьшаться зубы, десны будут увеличиваться. Именно зубы и волосы первые отреагируют, а талия — потом. Но ведь у нас клиники с этими девочками переполнены, на них зарабатывают большие деньги.

— Как вернуться к здоровой женственности?

— Исчезла в женщине тайна — все на виду… Я впервые оценила прелесть длинной юбки, когда смотрела «Замок» Кафки, и там героиня идет через двор, у нее суконная темно-вишневая юбка, шаль. И это так красиво, так женственно. Как к этому возвращаться, не знаю. Потому что визуальный образ сейчас значит больше, чем все слова, да и у нас осталась ненависть к дидактике и пафосу. Когда тебе говорят, как нужно жить, у тебя появляется раздражение, ты эти советы не воспринимаешь. Хотя, скажем, вижу и здесь девочек, которые понимают ценность здоровья, не пьют, не курят. В конечном итоге сберечь от всего лишнего можно только свою семью. И у многих женщин это, несмотря ни на что, получается.

Расскажите друзьям →
Показать ещё